АДВОКАТ

PHONE: +7-906-775-74-77
АДВОКАТ В МОСКВЕ

АДВОКАТ

Перейти к контенту

Утверждено Решением Совета ФПА РФ от 28 июня 2017 г. (протокол N 4)

РАЗЪЯСНЕНИЕ КОМИССИИ ФПА РФ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ ПО ВОПРОСУ ПРЕДАНИЯ АДВОКАТОМ ОГЛАСКЕ СВЕДЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ  ИЛИ ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение по вопросу о допустимости с точки зрения профессиональной этики предания адвокатом огласке сведений о якобы имевших место преступлениях или иных правонарушениях, совершенных доверителем или связанными с ним лицами, которые стали известны адвокату в связи с осуществлением им адвокатской деятельности.
1. Рассматриваемые отношения урегулированы статьей 5 Кодекса профессиональной этики адвоката. Согласно нормам данной статьи профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.
При оказании доверителю юридической помощи адвокат становится обладателем конфиденциальной информации. Такая информация может касаться как непосредственно предмета поручения, так и иных аспектов жизни или деятельности доверителей и (или) связанных с ними лиц. Как поверенный, допущенный к конфиденциальной информации, адвокат может стать носителем сведений, которые могут определяться как свидетельствующие о том, что доверителем или связанными с ним лицами в прошлом было совершено преступление или иное правонарушение. Доверительные отношения с лицом, которому адвокатом оказывается юридическая помощь, имеют приоритет перед не свойственными институту адвокатуры задачами.
Предание адвокатом таких сведений огласке без согласия доверителя, в том числе путем их опубликования или путем обращения в правоохранительные органы, недопустимо ни при каких обстоятельствах. Данное правило касается сведений о любых совершенных доверителем адвоката или связанных с ним лицами преступлениях или правонарушениях, полученных адвокатом в связи с осуществлением им адвокатской деятельности. При этом не имеет значения, была указанная информация связана с предметом поручения или нет; доверена она адвокату доверителем или получена адвокатом самостоятельно; касается она непосредственно доверителя или связанных с ним лиц.
Действия адвоката по преданию таких сведений огласке, в том числе посредством публичных выступлений адвоката, их публикации, обращения в правоохранительные органы направлены к подрыву доверия к адвокату и являются тяжким дисциплинарным проступком.
2. Кроме того, Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает, что доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны (пункт 1 статьи 6). Профессиональная тайна адвоката (адвокатская тайна) обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката.
В связи с этим предание огласке адвокатом полученных им в связи с осуществлением адвокатской деятельности сведений является нарушением законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката в части обязанности по сохранению адвокатской тайны.
Так, согласно пункту 1 статьи 8 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Пункт 5 статьи 6 Кодекса профессиональной этики адвоката предусматривает распространение правил сохранения профессиональной тайны, в том числе на факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей; сведения, полученные адвокатом от доверителей; информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи; любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.
В качестве исключения из данного правила Кодекс профессиональной этики адвоката предусматривает право адвоката использовать без согласия доверителя сообщенные ему сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу. К иным исключениям могут быть отнесены ситуации, по отношению к которым международными актами и федеральным законодательством установлен особый правовой режим с учетом требований соблюдения адвокатской тайны.
В остальных случаях действия адвоката по преданию огласке сведений, составляющих адвокатскую тайну, в том числе посредством публичных выступлений адвоката, их публикации, обращения в правоохранительные органы, могут быть квалифицированы как тяжкий дисциплинарный проступок.
Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов в сети "Интернет".
После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании "Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации" и в издании "Новая адвокатская газета".

Принят
VIII Всероссийским съездом адвокатов
20 апреля 2017 г.

СТАНДАРТ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ АДВОКАТОМ ЗАЩИТЫ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Настоящий Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (далее - "Стандарт") утвержден в целях формирования единых требований к осуществлению защиты по уголовному делу.
Никакое положение Стандарта не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение адвокатом (далее - "адвокат" или "защитник") действий, противоречащих независимости адвоката, при условии соблюдения им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также норм уголовно-процессуального законодательства.
Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, установление которых не ограничивает адвоката в целях защиты прав и законных интересов подзащитного в использовании иных средств, не запрещенных законодательством.
Последовательность и достаточность совершения защитником действий в соответствии со Стандартом определяются в том числе конкретными обстоятельствами уголовного дела.
Разъяснения по вопросам применения Стандарта дает Комиссия Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам. Данные разъяснения утверждаются Советом Федеральной палаты адвокатов и являются обязательными для всех адвокатских палат и адвокатов.
1. Основанием для осуществления защиты является соглашение об оказании юридической помощи либо постановление о назначении защитника, вынесенное дознавателем, следователем или судом, при условии соблюдения порядка оказания юридической помощи по назначению, установленного в соответствии с законодательством.
2. Защита по уголовному делу осуществляется на основании ордера. После оформления ордера адвокату следует вступить в уголовное дело в качестве защитника, предъявив удостоверение адвоката и ордер дознавателю, следователю или суду, в производстве которого находится уголовное дело. Процессуальные полномочия защитника возникают у адвоката с момента его вступления в уголовное дело в качестве защитника, до этого момента адвокат действует, исходя из полномочий, определенных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.
3. Адвокат должен разъяснить подзащитному право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально и принять меры к проведению такого свидания. В случае нарушения права подзащитного на свидание со стороны следователя, дознавателя или суда адвокат должен принять меры к внесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления об этом нарушении.
4. В рамках первого свидания с подозреваемым, обвиняемым адвокату следует:
а) выяснить наличие обстоятельств, препятствующих принятию поручения на защиту или исключающих участие данного адвоката в производстве по уголовному делу;
б) получить согласие на оказание ему юридической помощи по соглашению, заключенному адвокатом с иным лицом;
в) разъяснить право на приглашение защитника по соглашению в случае, если адвокат осуществляет защиту по назначению;
г) выяснить обстоятельства задержания и уточнить, проводился ли допрос в отсутствие адвоката и применялись ли незаконные методы при проведении следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий;
д) выяснить отношение к предъявленному обвинению или подозрению в совершении преступления.
5. Адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу. В этих целях адвокат:
а) принимает меры к выяснению существа обвинения или подозрения, в том числе посредством ознакомления с процессуальными документами, составленными с участием подзащитного, и иными документами, которые предъявлялись либо должны были ему предъявляться;
б) в случае вынужденного определения позиции по делу в отсутствие возможности ее предварительного согласования с подзащитным исходит из принципа презумпции невиновности подзащитного и согласовывает с ним такую позицию при первой возможности.
6. В случае признания подзащитным вины защитнику следует разъяснить подзащитному правовые последствия такого признания, а также по возможности убедиться, что признание вины совершается добровольно и не является самооговором.
7. Адвокат обязан уведомить о своем участии в деле иных адвокатов подзащитного при их наличии.
8. В процессе осуществления защиты адвокат:
а) консультирует подзащитного и разъясняет ему процессуальные права и обязанности, применяемые по делу нормы материального и процессуального права;
б) оказывает подзащитному помощь в ознакомлении с материалами дела, в написании ходатайств, жалоб и иных процессуальных документов или готовит их самостоятельно;
в) использует иные средства и способы защиты, не запрещенные законодательством.
9. Адвокат по просьбе подзащитного или по собственной инициативе при наличии к тому оснований обжалует его задержание, избрание ему меры пресечения, продление срока содержания под стражей или срока домашнего ареста, применение к подзащитному иных мер процессуального принуждения, другие решения и действия (бездействие), нарушающие права и законные интересы подзащитного.
10. Защитник участвует в следственных и процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебных заседаниях по уголовному делу, за исключением случаев, когда такое участие не является обязательным в силу закона и отсутствия просьбы подзащитного. Защитник должен знакомиться с протоколами процессуальных действий, проводимых с его участием, на всех стадиях уголовного процесса и при необходимости приносить на них замечания.
11. В случае отказа подзащитного от подписания протокола следственного действия адвокат обязан выяснить мотивы такого отказа и принять необходимые меры, направленные на защиту прав и законных интересов подзащитного.
12. Ознакомившись с материалами уголовного дела в порядке статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, защитник при необходимости должен заявить ходатайства в соответствии с правовой позицией по делу.
13. Защитник принимает меры к собиранию и представлению необходимых для защиты доказательств, в том числе посредством заявления ходатайств, направления адвокатских запросов, привлечения специалиста, если в ходе уголовного судопроизводства возникает такая необходимость и обстоятельства дела позволяют принять такие меры, а также совершает иные действия, необходимые для реализации правовой позиции по делу.
14. Адвокату следует заявлять возражения против действий председательствующего в судебном заседании при наличии к тому оснований.
15. Защитник не вправе уклоняться от участия в судебных прениях.
16. Защитник обжалует в апелляционном порядке приговор суда при наличии к тому оснований, за исключением случая, когда подзащитный в письменном виде отказался от обжалования приговора и защитник убежден в отсутствии самооговора.
17. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов.
18. Адвокат, прекративший защиту до завершения судопроизводства по уголовному делу, обязан незамедлительно передать полученные от подзащитного или иного доверителя и находящиеся у адвоката документы самому подзащитному либо иному указанному им лицу.
http://fparf.ru/documents/resheniya_komissii_po_etike_i_standartam/37436/

Сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

Отстаивая права и законные интересы клиента, адвокату иногда приходится сталкиваться с такими ситуациями, когда требуется помощь оперативных служб. Например, один из моих подзащитных как-то сообщил мне, что  в СИЗО, куда он был помещен по постановлению суда, его навещали некие сотрудники МВД, требуя отказаться от бизнеса в пользу конкретного лица. Практически одновременно с таким же точно требованием началось давление со стороны «авторитетного» сокамерника. Мой визит к руководству СИЗО не помог, а потому возникла необходимость обратиться за помощью в ФСБ, что и пришлось сделать.
Но пункт  3.1. ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката категоричен и гласит: «Сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в ходе осуществления адвокатской деятельности несовместимо со статусом адвоката».
Как разрешить эту дилемму, как спасти не только бизнес, но жизнь и здоровье подзащитного? Многие адвокаты в подобных случаях просматривают дисциплинарную практику своей и других адвокатских палат. Но там очень долго не было единообразия, пока решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 28.01.2016 не было утверждено «Разъяснение Комиссии по этике и стандартам по вопросам применения п. 3.1 ст. 9 КПЭА».
Это очень значимый для практикующих адвокатов документ. Полезен он и для студентов, интересующихся вопросами адвокатуры и адвокатской деятельности.
Приводим ниже текст Разъяснения полностью:

Разъяснение Комиссии по этике и стандартам по вопросам применения п. 3.1 ст. 9 КПЭА
(утверждено решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 28.01.2016 – опубликовано в №1 «Вестника Федеральной палаты адвокатов РФ» за  2016 год)
В ответ на запрос Президента Федеральной палаты адвокатов от 16 сентября 2015 года Комиссия Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам дает следующее разъяснение по вопросам применения п. 3.1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.
В запросе констатируется, что в дисциплинарной практике адвокатских палат по-разному квалифицируются случаи оказания адвокатами содействия органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность, в частности, квалификационные комиссии и советы адвокатских палат в некоторых случаях усматривают наличие противоречий между положениями действующего законодательства: ст. 17 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" (далее - "Закон ОРД"), п. 5 ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - "Закон"), п. 3.1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее - "Кодекс").
Положения всех трех упомянутых выше нормативных актов действительно не полностью соотносятся между собой. В Законе запрет для адвокатов сотрудничать с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, отнесен только к сотрудничеству негласному, но не ограничивает его одной лишь сферой оказания юридической помощи, а распространяет на любые жизненные ситуации. Кодекс, напротив, расширяет запрет на все формы сотрудничества - как негласное, так и гласное - но сужает сферу его действия пределами адвокатской деятельности. Закон ОРД, употребляя в ст. 17 иную терминологию, запрещает использовать конфиденциальное содействие адвокатов по контракту.
Проблемными в дисциплинарной практике адвокатских палат стали ситуации, когда адвокат принимал участие в негласных оперативно-разыскных мероприятиях с согласия и в интересах своего доверителя, устраняя вред, причиняемый последнему преступными действиями. Органы адвокатских палат занимали при рассмотрении дисциплинарных производств разные позиции: одни признавали в действиях адвокатов дисциплинарный проступок, другие приходили к выводу об отсутствии нарушения Закона и Кодекса, третьи прекращали дисциплинарное производство вследствие неопределенности нормативно-правовой базы, содержащей различные формулировки соответствующих императивных предписаний. Наблюдались расхождения по таким ситуациям и в точках зрения квалификационной комиссии и совета палаты.
В тех же случаях, когда квалификационные комиссии и советы признавали в действиях адвокатов дисциплинарные проступки и наказывали их, вплоть до прекращения статуса, суды отменяли эти решения, признавая оперативно-разыскные мероприятия с участием адвокатов допустимыми доказательствами и восстанавливая адвокатов в профессиональном сообществе. При этом органы адвокатского самоуправления основывали свои решения на п. 5 ст. 6 Закона, п. 3.1 ст. 9 Кодекса, а суды - на ст. 17 Закона ОРД, разрешающей привлекать любых лиц с их согласия к подготовке или проведению оперативно-разыскных мероприятий не на контрактной основе.
Отмечая расхождения в законодательной регламентации взаимоотношений оперативно-розыскных служб и адвокатов, а также отсутствие единства в доктринальном и судебном толковании норм закона, Комиссия не считает их непреодолимыми препятствиями для выработки оптимальных правил поведения адвокатов в такого рода сложных ситуациях. В частности, отсутствуют основания для сущностного разграничения терминов "сотрудничество" и "содействие", первый из которых предусматривает контрактную форму, а второй - бесконтрактную. Так, в ст. 18 Закона ОРД эти термины употребляются как синонимы, а в ст. 17 говорится о конфиденциальном содействии отдельных лиц с их согласия как по контракту, так и без него. С учетом изложенного содержащийся в п. 5 ст. 6 Закона запрет следует рассматривать как охватывающий любую тайную, конфиденциальную, скрытую помощь со стороны адвоката при проведении ОРД - как по контракту, так и без него; как постоянную, так и разовую.
Не критично для дачи настоящих Разъяснений и отмеченное выше противоречие между нормами Закона и Кодекса. Необходимо только не отождествлять сотрудничество (содействие) адвоката при проведении оперативно-разыскных мероприятий - их перечень содержится в ст. 6 Закона ОРД - с иными контактами адвоката с органами, осуществляющими ОРД, которые допустимы и неизбежны и ОРД не являются: подача заявлений о преступлениях, передача материалов, подтверждающих факты подготовки или совершения преступных деяний, дача объяснений при проверке обращения в полицию.
В своих разъяснениях Комиссия исходит из того, что в таких ситуациях в противоречие вступают две важные ценности: с одной стороны - безусловная польза действий адвоката для доверителя, с другой - доверие общества к институту адвокатуры и профессии адвоката, основанное на принципах независимости и адвокатской тайны и подрываемое участием адвоката в тайном сыске.
Наиболее разумным и социально полезным для разрешения подобных противоречий - как ориентируют в своих решениях Конституционный Суд РФ и Европейский Суд по правам человека - является поиск баланса, который не приносит один значимый интерес в жертву другому.
Комиссия считает, что такого рода баланс достигается исходя из общеправового принципа крайней необходимости (в международном праве, например, Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод, употребляется прилагательное "абсолютная").
Руководствуясь этим принципом, адвокат, столкнувшись с угрозой причинения вреда своему доверителю, обязан:
- убедиться в том, что такая угроза реальна;
- обсудить с доверителем меры ее ликвидации помимо обращения в правоохранительные органы, в частности, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность;
- поставить доверителя в известность о запретах для адвоката сотрудничества с органами, осуществляющими ОРД, установленных Законом и Кодексом;
- если без ОРД эффективно противостоять преступным действиям нельзя, постараться обеспечить участие в оперативно-разыскных мероприятиях других лиц, в частности, самого доверителя;
- только если без участия самого адвоката в ОРД защитить интересы доверителя не представляется возможным, адвокат вправе разово содействовать (сотрудничать) в ОРД на бесконтрактной основе.
Следует подчеркнуть, что участие в ОРД для адвоката может быть мотивировано при оказании юридической помощи только защитой интересов доверителя, а за ее пределами - противостоянием угроз совершения преступных действий в отношении самого адвоката и его близких родственников. Обоснование участия в ОРД общегражданским долгом, стремлением помочь государству в борьбе с преступностью для адвоката недопустимо, поскольку институт адвокатуры такой цели не преследует, а создан исключительно для оказания профессиональной юридической помощи.
Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в Интернете.
После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании "Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации" и в издании "Новая адвокатская газета".

Назад к содержимому